14 апреля 2014

Иллюзия асимметричной проницательности

Александр Башкиров

+1Комментировать

Что общего между Оклахомой 50-х и Украиной 2014-го? В 1954 году в восточной части штата Оклахома два племени детей едва не сошлись в битве насмерть. Это не пересказ очередной части «Голодных игр», а о реальном эксперименте, проведенном американскими психологами.

 

На ножах

Каждое из племен состояло из 22 мальчиков в возрасте 11-12 лет. Эксперимент возглавлял Музафер Шериф, американский социальный психолог турецкого происхождения. Местом действия стал бойскаутский лагерь в парке Латимер штата Оклахома, больше известный как «Пещера грабителей». После войны Севера и Юга в этом лесмассиве скрывались многие одиозные личности американской истории, включая знаменитого грабителя банков Джесси Джеймса.

Детей привезли на двух отдельных автобусах. Оба племени не знали о существовании друг друга. Они жили сами по себе — играли в игры, строили жилье, готовили пищу. Главный вопрос эксперимента был поставлен так: что произойдет, когда эти два племени встретятся?

Участники эксперимента Музафера Шерифа.

Лагеря групп разделяло полкилометра, и дети обоих племен не знали о существовании другого племени. В обоих племенах очень быстро сформировались свои правила поведения и появились лидеры. Дети играли в игры собственного изобретения, выполняли мелкие работы по лагерю, придумали себе флаги. Лентяев наказывали, тружеников вознаграждали. Вскоре обе группы начали натыкаться на доказательства существования друг друга. Это побудило их еще прочнее придерживаться свежевыработанных норм поведения, ценностей и ритуалов.

В конце первой недели эксперимента дети из первого племени открыто сошлись с детьми из второго на единственной в лагере бейсбольной площадке. С этого момента обе группы не думали ни о чем кроме методов борьбы с племенем соперников. Дети первого племени узнали, что дети второго племени называют себя «Гремучками». Они учредили бейсбольную команду и назвали ее членов «Орлами» — в честь птицы, которая, как они полагали, питается гремучими змеями.

Следующей ступенью эксперимента Шерифа стали бейсбол, перетягивание каната, футбол и прочие игры, имитирующие борьбу за ресурсы. Победителям выдавались ножи и медали. Получившие ножи мальчики целовали клинки перед тем, как убежать в лес и спрятать их от другой группы. Большая часть разговоров в лагере была о том, до чего дети из другой группы глупые и ограниченные. Сходные между племенами черты поведения игнорировались, зато различия в поведении становились примером того, как себя вести нельзя ни в коем случае.

В конечном итоге между племенами вспыхнул конфликт из-за украденного (и весело сожженного) с бейсбольного поля флага. Психологам пришлось несколько раз пресекать стычки между детьми, покрывавшими себя боевой раскраской и совершавшими ночные рейды в стан противника. Когда «Гремучки» успешно выкрали ножи и медали «Орлов», между группами началась первая настоящая драка (с распределением боевых ролей и тактическими маневрами). Опасаясь, что кого-то из детей могут рано или поздно убить, Шериф и коллеги разнесли лагеря как можно дальше друг от друга.

 

Дикие сердцем

Превращение детей (да и людей в целом) в дикарей показана в рассказе «Дети кукурузы» Стивена Кинга и романе «Повелитель мух» Уильяма Голдинга. Да и ваши школьные воспоминания наверняка представляют собой фильм ужасов почище любого эксперимента американских психологов. В повседневной жизни мы не наносим на себя боевую раскраску и не точим ножи по ночам. Но все мы так или иначе оцениваем наше место в обществе, наших союзников и противников. Мы входим в определенные социальные группы и, как «Орлы» и «Гремучки», проводим наше свободное время, всячески занижая индивидуальные и групповые качества людей, в этих группы не входящих. Такое когнитивное искажение известно в психологии как иллюзия асимметричной проницательности.

Американский социальный психолог Джонатан Хайт писал, что наш разум «объединяет нас в группы, отделяет от других групп и в процессе скрывает от нас истину». Каждому человеку хочется думать, что он прекрасно разбирается в других людях, а вот они все имеют лишь приблизительное представление о его сложной и многогранной личности. Даже в кругу семьи, друзей или коллег мы считаем себя самым непростым и проницательным человеком. А что уж говорить о членах чужих для нас групп! Как следствие, мы верим, что группы, к которым мы принадлежим, являются более умными, терпимыми и благополучными, нежели группы, членом которых мы себя представить не в состоянии. Ради психологического комфорта, который дает нам принадлежность к команде, племени, партии, идеологии, религии или нации, мы инстинктивно определяем чуждые нам группы как радикальные, опасные или нелепые.

В политических спорах нас не покидает чувство, что если бы оппозиция только могла видеть картину мира столь же ясно, что и мы, она бы тут же переметнулась на нашу сторону. Ведь только непониманием очевидных вещей мы можем объяснить очевидную глупость поведения оппонентов. Со своей стороны мы считаем, что прекрасно усвоили политическую платформу соперников — и нам не нужно выслушивать дополнительные объяснения, чтобы разобраться в ее тонкостях. Каждая сторона считает, что она отлично понимает другую сторону — гораздо лучше, чем другая сторона понимает и оппозицию, и самих себя.

 

На Майдан

Иллюзия асимметричной проницательности присутствует в нашей жизни всегда, хотя мы обращаем на нее внимание только тогда, как вражда племен выплескивается на YouTube и участники начинают забрасывать друг друга коктейлями Молотова. Одна сторона приходит к власти под лозунгами свободы и демократии, но быстро начинает выступать против этих лозунгов, как только их решает использовать новая оппозиция. Дробление человечества на противостоящие друг другу группы неминуемо и бесконечно. Заставить все эти разрозненные группы объединиться и сотрудничать может разве что какая-нибудь глобальная внешняя угроза вроде вторжения пришельцев.

Но это не значит, что с данным когнитивным искажением нельзя бороться. Мир сейчас более плоский, все люди так или иначе подсоединены друг к другу посредством интернета, и бросить более глубокий взгляд на платформу соперников сейчас проще, чем когда-либо в истории человечества. Наши предки редко вступали в контакт с группами и индивидуумами, чьи взгляды не соответствовали их собственным. У вас возможность такого контакта есть — и значит, вам совсем не обязательно этим предкам уподобляться!

В эксперименте Музафера Шерифа враждующие племена удалось помирить и заставить работать вместе. Для этого психологам пришлось устроить аварию системы водоснабжения — испортить трубу у бака с водой, располагавшегося в километре от лагеря. Обе группы объединили усилия на время поисков и устранения поломки. Совместные усилия племен не привели к немедленному устранению антагонизма. Сначала группы вспоминали старые обиды и хватались за ножи и камни сразу после окончания совместных усилий. Но после целого ряда совместных проектов (скажем, вытягивания из грязи застрявшего грузовика) отношения между детьми существенно улучшились. Вскоре оба племени ели за одним столом и устраивали друг другу музыкальные представления. Дети обоих племен попросили психологов, чтобы из лагеря их увезли одним автобусом.

Источник: youarenotsosmart.com