26 ноября 2013

Как Билл Гейтс спасает планету

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

Билл и Мелинда Гейтс в Кении, 1993 год.

Что общего у вакцины против малярии, компьютерной реформы системы образования США и использованием технологий big data в странах третьего мира? Все это финансирует Билл Гейтс

Билл Гейтс очень любит удобрения. Точнее, не сами удобрения, а их роль в человеческой жизни. Он ходит на деловые встречи, где обсуждаются удобрения. Он читает литературу о преимуществах и недостатках использования удобрений. Гейтс старается не говорить об удобрениях на светских раутах — не все богатые люди считают тему удобрений настолько интересной.

Удобрения обеспечили зеленую революцию — прорыв в сельском хозяйстве, благодаря которому выросло качество жизни миллионов людей по всему миру. 40% населения мира обязано своим появлением на свет изобретению в начала XX века удобрений. Они помогли улучшить свойства почвы, питание растений и повысить урожаи.

Сегодня Гейтс ищет открытие, которое изменило бы человеческую жизнь в XXI веке настолько, насколько удобрения изменили ее в XX. В 1909 году немецкий химик Фриц Габер синтезировал аммиак, необходимый для производства азотных удобрений. В результате к нашему времени население Земли возросло на 40%. В 1955 году американские вирусологи Альберт Сэбин и Джонас Солк разработали первую вакцину против полиомиелита. В результате за последние 25 лет случаи полиомиелита сократились на 99%.

У современного мира хватает проблем. За два года войны в Сирии погибло больше сотни тысяч человек, а глобальные научные вопросы вроде изменения климата не имеют очевидного решения. Но мы с вами все равно живем в лучшую эпоху человеческой истории. Войны случаются реже. Средняя продолжительность жизни за последние 100 лет увеличилась вдвое. Начальную школу посещает рекордное число детей. Но для следующего скачка прогресса нужно новое открытие — научный прорыв уровня Габера, Сэбина или Солка. Поиском и финансированием таких инноваций занимается благотворительный фонд Билла и Мелинды Гейтс.

 

Человек-катализатор

Труднее всего Биллу Гейтсу было определиться, на что именно жертвовать деньги в первую очередь. По словам Гейтса, у него нет волшебной формулы для разделения мировых проблем на главные и второстепенные. Бедность, болезни, голод, войны, низкое качество образование и государственного управления, политическая нестабильность, слабая торговля, насилие над женщинами. Мелинда и Билл решили сосредоточиться на бедности и болезнях (глобально) и на образовании (в США).

Гейтс говорит, что основной принцип фонда они с женой взяли у родителей: все человеческие жизни имеют равную цену. В тех странах, где действительность сильнее всего расходится с этим принципом, потраченные на благотворительность доллары должны приносить самую сильную отдачу.

Когда Гейтсу было 30 лет, он начал делиться своим растущим состоянием с обществом. Билл считал, что правительства вкладывают слишком мало денег в фундаментальные научные исследования. А без этого следующей волне великих открытий просто неоткуда взяться. Гейтс решил создать институт, где лучшие ученые мира могли бы заниматься такого рода проектами.

Но в 1993 году Билл и Мелинда отправились на сафари в Африку. Вместо диких животных они близко познакомились с вопиющей бедностью стран третьего мира. Гейтс помнит, как смотрел в окно джипа на длинную колонну женщин, идущих по обочине дороги с канистрами воды на головах. «Далеко ли им идти? — подумал Билл Гейтс. — И кто смотрит за их детьми?»

В 1996 году отец Гейтса послал ему статью The New York Times про ротавирус, от которого каждый год гибнет по миллиону детей. Друг Гейтса дал ему почитать подготовленную Всемирным банком ежегодную сводку, в которой описывались детские болезни в развивающихся странах.

Меры, принимаемые Всемирным банком и правительствами ведущих стран, Гейтс оценил как неадекватные. Гранты выделялись ничтожные. Фармацевтические компании не занимались вакцинами или лекарствами для болезней, от которых страдала преимущественно бедные. Газеты о детских смертях писали мало.

Гейтс называет капитализм «лучшей в мире системой, ставящей финансовый эгоизм на службу общества». Именно благодаря капитализму на свет появились изобретения, улучшившие жизнь миллиардов, — самолеты, кондиционеры, компьютеры. Но интересы низших классов остаются вне поля зрения.

Открытия, сделанные по заказу корпораций, лишь увеличивают пропасть между бедными и богатыми. Сильнее всего эта пропасть впечатлила Гейтса в Дурбане, ЮАР, в 2009 году. Задумчив стоя на краю выгребной ямы, американский миллиардер понял, что всю жизнь воспринимал сантехнические удобства как данность. В то же самое время два с половиной миллиарда жителей Земли не имеет доступа к нормальной канализации. Из-за этого в год гибнет полтора миллиона детей.

Хотя усилия богатых филантропов спасают много жизней в странах третьего мира, правительства крайне неохотно вкладывают деньги в исследования на благо развивающихся стран. Финансовый риск и давление со стороны политических оппонентов слишком велики, чтобы правительство США могло финансировать десятки изобретателей в надежде, что один из них откроет что-то путное.

К концу 90-х Гейтс отказался от идеи института фундаментальных исследований. Вместо этого он решил вкладывать деньги в те области научных изысканий, которые плохо покрываются корпорациями и правительством. Свой новый подход Гейтс назвал каталитической филантропией. Каталитическая филантропия работает по принципу частного капитала: частный инвестор-катализатор вкладывает деньги в рискованные научные проекты. Главное отличие филантропии от венчурных инвестиций в том, что в благотворительности инвестор не должен рассчитывать на возврат вложений.

Целей у Гейтса две. Во-первых, он хочет сократить разрыв между развитыми и развивающимися странами, чтобы инновации быстрее достигали удаленных уголков планеты. Во-вторых, он направляет лучшие умы планеты на решение проблем, касающихся лишь беднейших секторов человечества. В условиях глобальной экономики с оборотом в триллионы долларов любая филантропия — это капля в океане. Если — как Билл Гейтс — вы хотите заметной отдачи, нужно найти способ наиболее эффективного капиталовложения. Ваши потраченные доллар или человеко-час должны быть в сотню, а лучше в тысячу раз полезнее человечеству, чем лучшие достижения корпораций.

В середине 90-х дети в странах третьего мира умирали от кори — хотя противокоревая вакцина стоит всего доллар за одну дозу. Вот вам прекрасный пример того, как можно спасти много жизней за скромные по меркам глобальной экономики деньги. То же самое касается малярии, от которой до сих пор не удалось создать эффективную вакцину. Первая же субсидия Гейтса на разработку вакцины против малярии удвоила количество денег, которые тратятся на борьбу с этой болезнью по всему миру. Грант был не то чтобы очень большой. Просто малярией в развитых странах не болеют, искать вакцину от нее никому не выгодно.

 

Распределенная совесть

Ежегодно правительство США тратит огромные деньги на образование. Только в Калифорнии бюджет средних школ составляет $68 млрд в год. Это в сто раз больше, чем фонд Билла и Мелинды Гейтс тратит на образование во всех США.

Гейтс решил не соревноваться с правительством, а найти новую стратегию, которая помогла бы ему оказать сильное влияние на американскую систему образования за сравнительно скромные деньги. Пообщавшись с учителями, Гейтс понял, что школам нужны компьютерные технологии. Учителям нужна возможность наблюдать за работой других учителей — лучших в стране. Сами учителя должны быть способны записать свой урок на видео и пересмотреть его с педагогом-инструктором. По инициативе Гейтса в нескольких школьных округах США вводятся компьютерные системы оценки и поддержки педагогической деятельности.

Гейтс может позволить себе вкладывать деньги во множество мелких рискованных проектов. Многие их них провалятся, но хотя бы несколько преуспеют. Тогда можно будет обратиться за помощью к другим финансистам (и правительству США) для дальнейшего развития успешных инноваций.

Билл Гейтс не согласен с людьми, описывающими экономику будущего как посткорпоративную и посткапиталистическую. Он не верит в светлое завтра, в котором гигантские корпорации пали, и все изобретения совершаются без их участия. Так не бывает. Без корпораций некому будет заниматься возобновляемыми источниками энергии или производством общедоступных лекарств. Каталитическая филантропия Гейтса не заменяет собой корпорации. Она лишь помогает большему числу корпоративных инноваций дойти до стран третьего мира.

Первую половину XX века агрономы искали способы борьбы с неурожаями. Все исследования в области сельского хозяйства шли на благо развитых стран. Затем в 1940 году Фонд Рокфеллера отправил в Мексику группу агрономов во главе с Норманом Борлоугом, который за двенадцать лет вывел там новые высокоурожайные сорта пшеницы. Как выразился сам Борлоуг, удобрения — это горючее, питавшее глобальные изменения в сельском хозяйстве… но катализатором зеленой революции стали именно новые сорта пшеницы, выведенные Борлоугом.

В 40-х годах крупные корпорации Борлоуга не поддерживали — не видели выгоды в новых сортах пшеницы. Но сегодня те же самые компании получают большую часть прибылей, обслуживая людей, уровень жизни которых повысился за счет исследований Борлоуга.

Более современный пример —  обработка больших объемов данных (big data). Внедрение технологий больших данных окажет огромное влияние на здравоохранение, производство и торговлю США. Но большие данные можно поставить и на службу двух миллиардов беднейших жителей Земли. Усилиями Гейтса новые модели вычислений используются для анализа плодородия почвы со спутниковых изображений, что должно увеличить урожайность в бедных странах. Большие данные — это тоже метод борьбы с неравенством.

По натуре Билл Гейтс неисправимый оптимист. Он считает, что технологии не только помогают человечеству справиться с насущными проблемами, но и сглаживают разницу между странами первого и третьего миров. Все больше талантливых молодых ученых и программистов интересуются вопросами глобального здравоохранения и борьбы с бедностью. Жителям богатых стран становится все труднее игнорировать страдания людей на другой стороне планеты — ведь можно в любой момент включить компьютер и в реальном времени пообщаться с человеком, удаленным на тысячи километров.

Источник: Wired