26 ноября 2012

Как Павел Дуров стал Павлом Дуровым

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

Павел Дуров прославился многими неоднозначными выходками. К нему можно относиться по-разному, но нельзя не признать, что для своего возраста Павел добился многого: создал одну из самых крупных социальных сетей в мире, сколотил состояние в $300 млн и приобрел широкую медийную известность. Его история заслуживает внимательного анализа.

На днях вышла книга Николая Кононова «Код Дурова». Это самый подробный рассказ о жизни Дурова на сегодняшний день. На ее основе мы составили список факторов, которые помогли Дурову стать тем, кем он стал:

1. Хорошие гены. Дуров родился семье питерских интеллигентов, его отец был главной Института русского языка. Интеллигентных настолько, что даже с некоторыми одноклассниками Дуров общался на «вы» и по имени-отчеству.

2. Внутрисемейная конкуренция. Старший брат Павла, Николай, в три года читал книжку «Популярная астрономия», участвовал в телешоу маленьких вундеркиндов, учился у Сергея Рукшина (учителя Григория Перельмана), побеждал российском и мировом конкурсах по программированию. Павел не стал таким же высококлассным программистом, как брат, но соперничество заставляло его быть в форме.

3. Ранний опыт жизни за рубежом. Отца Дурова приглашали работать в Турин. Павел какое-то время проучился в итальянской школе и рано освоил языки.

4. Учеба в элитной школе. По возвращении в Петербург Дуров учился в лучшей школе города. Она дала не только хорошее образование, но и чувство избранности.

5. Дружба с нужными людьми. В школе единственным другом Дурова был Вячеслав Мирилашвили, сын крупного питерского бизнесмена. Когда у Мирилашвили-старшего возникнут проблемы с законом, сына увезут заграницу. Много лет спустя Вячеслав, только что окончивший американский университет, прочитает в газете «Деловой Петербург» про форум Дурова Spbgu.ru, найдет контакты Павла и предложит сделать российский аналог Facebook.

6. Амбициозность. Стремление к грандиозным целям — само по себе ценное качество. В школе Дуров прослыл социопатом и по большей части сидел за партой в одиночестве. Лишь в вузе он впервые нашел приятеля (Илью Перекопского, будущего сотрудника «ВКонтакте»), с которым ему было интересно. Цитата из книги:

«После занятий сутулый мальчик с первой парты шел с новым приятелем через Дворцовый мост до метро «Невский проспект» и, как вспоминал потом Перекопский, трещал про свои общеобразовательные классы и пересказал полжизни. Уроженец города хоккея и едкого дыма из труб (Перекопский из Череповца. — Прим. Эрнеста Халамайзера) умудрялся вставлять какие-то фразы в этот монолог, но редко.

Я повторил их путь от филфака до «Невского проспекта»: 3500 метров, полчаса быстрым шагом с поправкой на ветер. Если Дуров столько проболтал с впервые встреченным человеком и увлек его, это означало лишь одно — сидя на первой парте, он прослыл социопатом потому, что в школе мало с кем хотелось говорить. Ни в классах, ни на озере Зеркальном не встретилось удобного характера, устремленного к проектам, напрямую связанным с людьми и их потребностями».

7. Одержимость личной эффективностью. Дуров еще в детстве прочитал Кастанеду и Наполеона Хилла и заразился идеей «возможно все, нужно только захотеть». Книги Хилла малосодержательны, зато дают мощный духоподъемный эффект.

8. Умение говорить. Сокурсники рассказывали, что в университете Дуров «говорил негромко, но, когда открывал рот, все замолкали. Дело, впрочем, было не в какой-то особенной мудрости, а в трезвости и доходчивости».

Лев Левиев, который вместе с Мирилашвили предложил Дурову сделать аналог Facebook, вспоминает свое первое впечатление от него: «Разбирается в дизайне, как Джобс, очень хорошо говорит, пишет речи и тексты».

9. Уверенность в себе, переходящая в нахальство и надменность. Случай из студенческой жизни Дурова:

«Майским утром он и Перекопский зашли в аудиторию, сели за парту и выложили ноутбуки — неуклюжие, похожие одновременно на станцию управления полетами и режиссерский пульт. Группа ходила с толстыми справочниками и бумажными словарями, а у них стояла программа Lingvo. Правила разрешали иметь мини-компьютеры при себе, но пользоваться запрещалось. Начинался третий этап госэкзамена «Английский письменный».

Надзирала за их потоком недавно начавшая преподавать аспирантка. «Не очень симпатичная», — заметил Перекопский. Аспирантка нервничала и принялась терроризировать консильери:

«Уберите компьютер». Отличники проигнорировали. Их ноуты были захлопнуты. «Вы слышите? Убирайте компьютеры». «Они же выключены», — отозвался Дуров. И тогда надзирательница допустила ошибку…

Тусовка [Дурова] считала приемлемым — как и в общеобразовательных классах — разговаривать на «вы», а «ты» включать лишь с совсем близкими друзьями. Высшая степень близости — когда, перейдя с «вы» на «ты», через какое-то время опять начинаешь употреблять «вы»; как бы высшая форма признательности, когда человеку не нужно подчеркивать, что он твой друг. А вот посторонние, «тыкнув», получали намек, что так обращаться не следует.

— Убери компьютер и не выпендривайся!

Дуров заглянул в глаза надсмотрщице и стальным голосом произнес: «Заткнись, дура, мы пять лет учились, а ты нам мешаешь, коза закомплексованная». Перекопский заспешил добавить что-то более учтивое, но поезд ушел. Аспирантка взбешенно простучала каблуками в деканат. Сдавшим на отлично компаньонам влепили неуды».

10. Стремление быть не таким, как все. Даже в мелочах:

«Перед выпуском параллель хотела сняться для альбома, чтобы каждый получил по экземпляру на память. Староста приступил к Дурову насчет участия в общем котле.

— Какой альбом? — спросил Дуров.

— Ну, вот такой, где мы все.

— А почему именно так будут снимать?

— Ну, вот так договорились.

— Нет, я не буду.

— Ты что, с ума сошел?

— Не буду, и все! — заорал Дуров, взбешенный, что его ставят перед фактом. — Бараны вы этакие, я не хочу, как вы, всем стадом сдавать!

Альбом напечатали без него».

11. Идейность. Дуров не особенно переживал за размер своей экономической доли во «ВКонтакте», но беспощадно боролся за контроль над компанией. Для него было важно не отдать контроль Mail.ru, потому что тогда ВК не был бы таким, каким он хотел его видеть. Сам Дуров говорит: «Если ты безыдейный, это видно, и на тебя возможно влиять. Со мной это не пройдет. Идеология — это в конечном счете главное, что движет людьми. Нужно создавать более глубинные убеждения для возникновения у людей веры в свои силы и свое мнение. Глубинные убеждения, сходные с религиозными. У современных политиков нет мечты, цели, куда мы все должны стремиться. У Гитлера, кстати, была мечта».