10 декабря 2012

Как планируют военные

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

Ни один подробный план войны не переживает столкновения с противником. Погода меняется, техника ломается, ключевой объект уничтожают, неприятель реагирует неожиданным образом — вариантов миллион. Как планировать в такой непредсказуемой ситуации?

Современные военные, по крайней мере, в передовых армиях, составляют планы-намерения. В США этот подход называется Commander’s Intent. На уровне высшего командования приказы звучат так: «Прорвать оборону врага на юго-западе». На уровне полковников и капитанов кораблей приказы слегка конкретизируют: «Третьему батальону занять высоту 4305, очистить от противника и прикрывать фланг третьей бригады во время ее передислокации». Иными словами, командирам указывают задачу, а как ее выполнить, оставляют на собственное усмотрение.

Планы-намерения придумали не вчера. Лучшие военачальники действовали так еще с античных времен. Особенно этим прославился Наполеон. Цитата из его биографии, написанной известным советским историком Евгением Тарле:

«Инициатива в общем ведении войны, в выборе места и времени битвы, в первых тактических действиях перед битвой и в начале битвы всегда была в руках Наполеона. Но, давая маршалам до сих пор восхищающие специалистов своей ясностью приказы перед началом боя, он никогда не стеснял их детальными мелочными указаниями, к чему так склонны были современные ему главнокомандующие старой школы — и австрийские, и прусские, и английские, и (в гораздо, впрочем, меньшей степени) русские.

Наполеон приказывал маршалам стремиться к выполнению такой-то задачи на таком-то участке и указывал, для какой общей стратегической цели должна служить эта реализация, а уж как маршал осуществит эту цель — это дело его разумения. Но в бою Наполеон оставался центром, мозгом армии. Осуществляя свои задания, маршалы были в постоянных сношениях с императором, осведомляя его о ходе действий, прося у него подкреплений, держа его в курсе непрерывно изменяющейся обстановки».

Если планы-намерения давно доказали свою эффективность, почему многие военные и тысячи лет спустя продолжают составлять «барбароссы»? На любого выдающегося лидера приходится 99 посредственных. Заурядный начальник боится делиться властью. К тому же его окружают еще более заурядные люди, которым страшно отдать контроль.

Чем полезен опыт военных в отношении планирования? Высокий уровень непредсказуемости бывает не только на войне, но и во многих других сферах жизни. Разумный администратор, отказавшись от мелочного планирования в пользу планов-намерений, добьется лучших результатов.

Нужно, правда, оговориться, что планы-намерения работают только когда подчиненные под стать начальнику. Если команда слабая, то нее не дождешься инициативы и здравых самостоятельных решений.