21 апреля 2014

Как войны сделали мир богаче и безопаснее

Александр Башкиров

+1Комментировать

В современном мире война считается величайшим злом. Но именно благодаря войнам мы живем в таком сытом, безопасном и многочисленном обществе, которое существует сегодня.

 

Убийство оптом и в розницу

Во время вооруженных конфликтов гибнут миллионы. Но как это ни парадоксально, в историческом плане войны сделали жизнь на Земле более благополучной и безопасной. Война приводит к расширению и более сложной организации общества. А также к уменьшению вероятности насильственной смерти среди членов этого общества.

В каменном веке жили малыми сообществами. Прокормиться было трудно, поэтому люди собирались в группы не больше, чем несколько сотен (деревня) или пара тысяч (город) человек. Особой иерархии в таких сообществах не было, и объединяло жителей города или деревни лишь недоверие (а чаще враждебность) по отношению к посторонним. Большинство вопросов решалось миром, но если дело доходило до применения силы, то никаких сдерживающих механизмов в обществе не наблюдалось. Убийства происходили в малом масштабе (кровная месть, бесконечные набеги) и только изредка целую деревню могли перебить или довести до вымирания от голода или болезни. Но поскольку группы были такими маленькими, все эти постоянные убийства в розницу имели самый разрушительный эффект. От рук современников погибло порядка 10-20% от общего количества людей, живших в каменном веке.

В XX веке произошло две мировых войны, несколько проявлений геноцида и голодного мора, организованного на государственном уровне, но погибло от них всего 100-200 млн. Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки погубили свыше 150 000 людей — цифра наверняка большая, чем все человеческое население земного шара в 50 000 году до нашей эры.

Но в 1945 году на Земле обитало порядка 2,5 миллиардов. А всего за двадцатое столетие свои жизни успело прожить порядка 10 миллиардов человек. Таким образом, эти 100-200 млн погибших составляют всего 1-2% от общего населения планеты. Если вам повезло родиться в век индустриализации, у вас было в 10 раз меньше шансов умереть насильственной смертью, чем если бы вы родились в каменном веке.

Именно война как явление сделало мир настолько безопасным. Примерно 10 000 лет назад в разных уголках планеты победители военных конфликтов начали включать проигравших в более сложные и развитые общества. Чтобы общество могло справиться с притоком побежденных, ему нужно было более сильное правительство. Если правительство не желало быть насильственно сброшенным, правителям приходилось бороться с проявлениями насилия среди подданных.

 

Поколение «Циклон Б»

Мир в обществе устанавливался правителями не по доброте душевной: тихими и мирными людьми проще управлять, с них легче собирать налоги, чем с толпы буйных убийц. Никто не предполагал, что вследствие такой политики смертность в современном обществе упадет на 90% по сравнению с доисторическим.

Современники вряд ли назвали бы процесс мирным. И римляне в Британии, и англичане в Индии зверствовали не меньше, чем дикари, которым они несли цивилизацию. Периодически количество убийств и связанных с ними смертей достигало первобытного уровня: между 1914 и 1918 годами каждый шестой житель Сербии погиб насильственным образом, от болезни или от голода. У разных правительств борьба за мир проходила по-разному. Демократические общества развиваются медленно и хаотично, но редко опускаются до массового истребления граждан. Диктатуры прогрессируют стремительно, но в процессе от пуль, голода и творчески использованных пестицидов погибают миллионы людей. Но, несмотря на все эти исключения, за 10 000 лет война сформировала сильные правительства, которые установили мир.

Война не самый лучший способ создания сложных человеческих сообществ, но более удачного способа человечество пока не изобрело. Римскую империю нельзя было построить, не убив миллионы галлов, германцев и евреев, а США — без уничтожения миллионов индейцев. Если бы все конфликты можно было урегулировать посредством дипломатии, человечество могло бы достигнуть сегодняшнего уровня развития, не убив миллиардов себе подобных. Но люди крайне неохотно отказываются от своих свобод — включая право убивать и обкрадывать друг друга — если их к этому не принуждает некая сила. И чаще всего этой силой оказывается либо поражение в войне, либо угроза такого поражения.

Войны не только сделали жизнь в обществе более безопасной — они сделали человечество богаче. Мир создал условия для экономического роста и увеличения среднего уровня жизни. Процесс не всегда шел плавно: победители в любой войне отправлялись грабить и насиловать, продавать побежденных в рабство и селиться на их земле. Поколения проигравших существовали вообще без всяких прав или в ужасающей бедноте. Но через десятки или сотни лет создание более сложного и многолюдного общества улучшает жизнь всех его членов, включая потомков и победителей, и побежденных.

 

В будущем — не только война

10 000 лет назад на Земле жило порядка 6 млн человек. Средняя продолжительность жизни составляла 30 лет, средняя заработная плата — 2 современных доллара США в день. Сейчас на планете живет 7 миллиардов, средняя продолжительность жизни составляет 67 лет, а зарабатываем мы в среднем 25 долларов в день.

Всем этим мы обязаны войне. Тысячи лет война создавала мир и богатство, но в наше время люди слишком хорошо научились воевать. Наше оружие стало слишком разрушительным, а наши военные организации чересчур эффективными. Война и связанный с ней прогресс сделали дальнейшую войну практически невозможной: если кто-то в бункере нажмет на кнопку, количество смертей на планете не только вернется к уровню каменного века — оставшееся после войны загрязнение приведет к тому, что на планете вообще никто не выживет.

К 2040 году воевать за людей должны научиться роботы. США перестанут быть военным лидером мира, как в начале XX века им перестала быть Великобритания. Появившиеся в 1910-х годах новые боевые машины (дредноуты, пулеметы, самолеты, скорострельная артиллерия и двигатели внутреннего сгорания) покончили со столетием мелких, менее кровавых конфликтов и запустили стальной смерч глобального разрушения. Ближайшие десятилетия обещают сходный технологический скачок: следующие 40 лет вашей жизни будут самыми опасными в истории человечества.

Политолог Йельского университета Пол Бракен называет происходящее Вторым атомным веком. Первым атомным веком было советско-американское противостояние, продолжавшееся с 1940-х по 1980-е годы. Время было страшное, но простое: доктрина взаимного гарантированного уничтожения создавала определенную политическую стабильность. Второй атомный век не такой страшный (атомных боеголовок на планете куда меньше), но и куда более сложный. В противостоянии участвует больше игроков, чем во время Холодной войны, ресурсы у каждой стороны свои, а общей военной доктрины не существует.

Больше нет взаимного гарантированного уничтожения: Индия, Пакистан и Израиль (в случае, если Иран все-таки обзаведется ядерным оружием) знают, что первый удар по их вероятному противнику может лишить того средств нанести ответный удар. Пока что порядок навязывают средства противоракетной обороны и присутствие глобального полицейского в лице США. Но если в в ближайшие 15-25 лет полицейский уйдет с мировой арены из-за личных проблем, начнутся гонки вооружений, распространение ядерного оружия и даже, возможно, атомные удары на опережение.

Если в 2040-х или 2050-х начнется глобальная война, это вряд ли будет высокотехнологичная битва между суперкомпьютерами, орбитальными станциями и роботами двух сверхдержав. Все начнется с цепочки атомных войн где-нибудь в Южной, Юго-Западной или Восточной Азии, а потом уже к конфликту подключится весь остальной мир. Третья мировая война не менее свирепой, чем первые две — и куда более кровопролитной.

Можно ожидать применения кибернетического, космического, роботизированного, химического и атомного оружия. Одно государство наносит удары ракетно-кибернетическим мечом, другое прикрывается антиракетно-цифровым щитом, через бреши в доспехах на беззащитное население обрушивается огонь, радиация и биологическое оружие. Как это не раз бывало в прошлом, ни одна из сторон не будет знать точно, побеждает ли она или проигрывает, пока один (или оба) из противников внезапно не повалится замертво.

Но все-таки в истории можно найти и повод для осторожного оптимизма. Мы не разделались с войной как с явлением, потому что это в принципе невозможно. Но мы научились более тонко и быстро реагировать на меняющиеся условия военного конфликта. За 10 000 лет со времен изобретения продуктивной войны наша культура сменилась на менее жестокую, потому что мир стал наконец-то приносить больше выгоды, чем война. С появлением атомного оружия в 1945 году вечная игра человечества со смертью достигла кульминации… и вместо кровавой развязки нам пришлось найти методы урегулирования конфликтов, не включающие в себя атомный армагеддон.

Источник: The Atlantic