19 ноября 2012

Когда альтруизм оправдан?

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

Иллюстрация Павла Кучинского

Из позавчерашней программы «Код доступа» Юлии Латыниной на «Эхо Москвы»:

«В какой момент помощь слабому оборачивается ущербом всем остальным? Первый пример — это знаменитая история японской снежной макаки Мозу, которая жила в японских Альпах, не имела ни рук, ни ног, прожила долгую жизнь, имела четырех детишек, потому что ее стая таскала с места на место.

Пример второй, абсолютно центральный в истории жизни на Земле. Эволюция много раз пыталась сконструировать многоклеточный организм из колоний одноклеточных существ. Каждый раз она терпела поражение из-за появления клеток-паразитов, то есть клеток, гены которых быстро учились занимать привилегированное положение за счет других. В итоге колония погибала.

В конечном итоге многоклеточные организмы были созданы из колоний идентичных генов — вот, мы тому пример: в каждой клетке нашего организма один и тот же набор ДНК.

Пример третий, очень важный. Дрожжи. Колония одноклеточных, на примере которой очень часто изучают модели общества, потому что в ней есть альтруисты и эгоисты. Альтруисты — это дрожжи, которые умеют расщеплять сложные полисахариды, то есть сахарозу на фруктозу и глюкозу, а эгоисты умеют это только есть. То есть в итоге, казалось бы, в колонии должны остаться только эгоисты. На самом деле, всегда остается некоторое количество альтруистов, потому что альтруисты имеют некоторое преимущество при распределении плодов трудов. «Налог на прибыль» у дрожжей достигает 99%. 99% расщепленного сахара поступает в общее пользование, но 1% все-таки достается преимущественно альтруисту. Хватает этого, чтобы в ситуации, когда эгоистов слишком много, у альтруиста получается преимущество.

Если считать ген, то есть мельчайший, имеющий смысл участок ДНК, основой эволюции (эволюция устроена так, что копий данного гена выживает как можно больше) и взглянуть с этой точки зрения на поведение снежных макак, то понятно, что, да, их альтруизм полностью оправдан, потому что в результате их альтруизма копий данного гена становится больше, а те гены, которые производят больше копий, и имеют эволюционное преимущество.

При этом есть два условия. Оправданность этого поведения обусловлена тем, что если макака Мозу получает помощь, но не получает преференций, потому что если макак в популяции рождается в среднем четыре, и Мозу родила четырех более или менее в порядке, совокупное количество копий генов данной популяции будет расти. Но если все макаки будут рождать по 4 детеныша, а Мозу получит преференции и родит 16, то колония вымрет. В части дрожжей то же самое: альтруизм имеет смысл до тех пор, пока альтруисту достается хотя бы на 1% больше сахара.

Второе условие — достаточность ресурсов. Макака Мозу жила в процветающей популяции. Если б дело было во время войны, то, я боюсь, не таскала бы ее стая, бросила бы. Альтруизм является совершенно правильной стратегией поведения цивилизации при условии изобилия в обществе и при условии, что коллегам предоставляют помощь, но не преференции.

Собственно, это мы видим на Западе. Россия куда беднее Запада, совершенно не так далеко зашла по пути предоставления преференций инвалидам. Одна из таких преференций — льготы в вуз. Не будем сейчас говорить о людях, которые просто обзаводятся липовой справкой, что они инвалиды, и поступают вперед всех. Вот два замечательных примера: аутист, который учится на юриста, и больной ДЦП (детский церебральный паралич), который учится на доктора. Очень неоднозначные примеры. На первый взгляд, ну, как может быть больной ДЦП доктором? У профессии врача огромная психологическая составляющая. Пациент с, допустим, раком легких, захочет, чтобы его лечил врач с ДЦП? Тут даже правило «он — больной, вы должны поступиться своими интересами эгоистическими» никак не действует, потому что больны обе стороны.

У этого правила, однако, важнейшее исключение — больной сам болен ДЦП. История, когда человек сам болен и хочет помощь излечиться от этой болезни другим, абсолютно понятна. Не дай бог, у вас ребенок болеет ДЦП. Вы его к кому поведете? К нормальному доктору, чей цветущий вид подчеркнет всю ущербность вашего ребенка, или к доктору, который, да, сам болен и своим примером свидетельствует: «Не отчаивайся, не все кончено»?

То же самое с юристом-аутистом. На первый взгляд это жуткий нонсенс. Но! Есть пример Майкла Барри — единственного в мире инвестора, который заработал $20 млрд. на падении рынка ипотечных облигаций. Все потеряли, а он заработал. Страдал синдромом Аспергера, поэтому читал нормально все проспекты эмиссий ценных бумаг, которые нормальные люди не читают. То есть вот парадоксальная вещь. Да, конечно, юристу, который общается с людьми, наверное, нехорошо ему быть аутистом. У юриста, который внимательно (в отличие от своих коллег) читает бумаги, есть преимущество, как свидетельствует пример Майкла Барри.

Еще раз: гены максимизируют количество собственных копий. В условии изобилия правильной является стратегия сохранения даже нескольких дефектных копий при условии, что дефектная копия получает помощь, но не преимущество.

Есть одна очень неприятная проблема. Экономика не является игрой с нулевой суммой. Если булочник печет булочки и их продает, это не значит, что он у кого-то их отнял. А вот преференции — это игра с нулевой суммой. Если вы кому-то дали льготы, значит, вы кого-то чего-то лишили. Если вы дали льготу при поступлении в институт больному с ДЦП, значит, вы ущемили того парня, который сдал экзамены на отлично и происходит из бедной, но работящей семьи, семья которого теперь будет вынуждена выложить несколько тысяч долларов за его обучение. Насколько это справедливо, я не знаю. Но вот одна любопытная вещь. Биологи ведь используют слова «паразит» и «альтруист» ровно в противоположном смысле, заметьте, чем их использует современная леволиберальная идеология. Потому что сообщество дрожжей альтруисты — это тот, кто производит фруктозу, а паразит — тот, кто ее жрет. А в современной леволиберальной идеологии наоборот: паразит — это производитель фруктозы, а альтруисты — это те чиновники, интеллектуалы, которые, не щадя живота своего, забирают фруктозу и объясняют, почему ее надо изымать».

Источник: Юлия Латынина/Программа «Код доступа» на «Эхо Москвы»