23 марта 2012

Культивируя гения

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

В одном из последних выпусков Wired нейрофизиолог Джона Лерер (колумнист нескольких журналов, автор книг «Как мы принимаем решения», «Пруст был нейробиологом», «Как работает воображение») поднимает интересную тему: как создать условия для появления гениев. Мы публикуем выдержку из нее:

Подходящей средой для новых гениев могли бы стать новые города-государства, плавающие в открытом море. Этой идеей сейчас одержим, например, Питер Тиль, первый инвестор Facebook.

Основной драйвер экономического роста — новые идеи. Богатство создается за счет творчества. Если ключ к ускорению темпа прогресса — новые Пикассо и Стивы Джобсы, то как добиться их появления?

Ответ на этот вопрос дает история. Несколько лет назад статистик Дэвид Бэнкс обратил внимание на явление, которое он назвал «изобилием гениев». По наблюдению Бэнкса, гении не появляются в случайных местах в случайное время, они концентрируются в кластерах («сгустках неоднородности»). Например, в Афинах между 440 и 380 гг. до н. э. В этот период Афины дали миру Платона, Сократа, Фукидита, Геродота, Эврипида, Эсхила и Аристофана. Людей, которые в буквальном смысле изобрели западную цивилизацию. Такая же картина наблюдалась во Флоренции между 1440 и 1490 гг. Менее чем за полвека город с населением менее чем 70 тыс. человек породил Микеланджело, Да Винчи, Гиберти, Ботичелли и Донателло.

Чем вызван такой всплеск творческой энергии? Бэнкс отмел привычное объяснение, что причиной всему были мир и процветание (во времена Платона Афины вели ожесточенную войну со Спартой), но дать правильный ответ затруднился.

Похоже, причиной было наличие в Афинах и Флоренции специфических мета-идей, которые  создали подходящую атмосферу для творчества. Такое объяснение дал экономист Пол Ромер. Этими мета-идеями, по его мнению, могут быть патентная система, общественные библиотеки, всеобщее образование. Анализ истории показывает, что это не единственные мета-идеи, которые можно задействовать при создании творческих кластеров в условиях XXI века.

Во-первых, большую роль играет многообразие общества. Не случайно все творческие кластеры прошлого были торговыми центрами (сейчас тот же эффект дает урбанизация). Согласно исследованиям, рост числа иммигрантов с высшим образованием на 1% ведет к увеличению количества новых патентов на 9-18%. Доброжелательная иммиграционная политика — благо, а не зло.

Вторая важная вещь — образование. Все передовые культуры прошлого создавали новые формы обучения. В средневековой Флоренция широкое распространение получило менторство. В елизаветинской Англии мужчины из среднего класса могли получить бесплатное образование — именно так Шекспир, сын перчаточника, впервые попал на уроки латинского. Мы должны делать то же самое — экспериментировать с образованием в самых смелых формах, от Khan Academy до профтехучилищ. Как заметил однажды поэт Томас Элиот, количество талантов во всех времена одинаково, просто в некоторые эпохи у них больше возможностей.

Третья мета-идея заключается в создании обстановки, поощряющей риск. Шекспиру благоволила лично Елизавета. Флоренция расцвела благодаря Медичи, которые одобряли новые идеи в искусстве, в том числе эффект перспективы в живописи.

Целенаправленное выращивание гениев выглядит слишком амбициозной, почти невозможной затеей. На самом деле это не так. Билл Джеймс (бейсбольный тренер, герой фильма «Человек, который изменил все». — Прим. переводчика) считает, что США уже сейчас неплохо справляются с ролью инкубатора гениев. Проблема только в том, что вместо гениев мы создаем атлетов. Со спортсменами начинают работать еще в раннем детстве, ведут из младшей лиги в старшую, вкладывают серьезные деньги. В результате даже в небольших городах вроде Топики, штат Канзас (размером с Лондон елизаветинских времен), каждые несколько лет появляется выдающийся атлет.

Никогда еще раньше мы не нуждались в гениях так, как нуждаемся теперь. Хорошая новость в том, что мы можем учиться у прошлого. У обществ, породивших Шекспира, Платона и Микеланджело.