16 декабря 2013

Лучше, чем человек

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

Почему роботы должны как можно быстрее отобрать наши рабочие места

В начале XIX века промышленная революция оставила без работы половину человечества. Двести лет назад 70% жителей США работали на фермах. Сегодня автоматизация труда уничтожила 99% рабочих мест в сельском хозяйстве. Машины заменили как самих людей, так и животных, которых люди использовали для выполнения механической работы.

Но половина человечества не осталась сидеть без дела. Промышленная революция создала сотни миллионов рабочих мест в новых сферах деятельности. Вчерашние фермеры стали рабочими фабрик, выпускавших сельхозтехнику, автомобили и прочие продукты индустриального общества. Новые профессии возникали одна за другой: слесарь, печатник, фотограф, веб-дизайнер… В основе каждой лежало какое-то техническое изобретение. Сегодня большинство из нас занято делами, которых в XIX веке не существовало.

К 2100 году 70% современных видов деятельности будут исполняться роботами и автоматами. Это всего лишь вопрос времени. Новая промышленная революция зреет на второй волне роботостроения, в которой задействованы искусственный интеллект, дешевые сенсоры, самообучающиеся системы и облачные технологии. Процесс автоматизации затронет все сферы человеческой жизнедеятельности — от физического труда до умственного.

 

Робопокалипсис

Сначала машины закрепятся в уже автоматизированных областях индустрии. Окончательно заменив рабочих у конвейера, роботы вытеснят складских работников. Без труда поднимающие по полтонны роботы будут сортировать коробки и грузить фуры. Сбор урожаев будет автоматизироваться до тех пор, пока люди не останутся лишь на маленьких органических фермах. В аптеках появятся универсальные роботы-раздатчики — люди-провизоры будут заниматься лишь консультациями с пациентами. Затем специальные ночные роботы возьмут на себя уборку офисов и школ. Сначала они почистят полы и окна, потом придет очередь туалетов. Дальнобойные грузовые поезда по дорогам будут вести роботы, вмонтированные прямо в подвеску.

В то же самое время будет продолжаться миграция роботов в сферу служащих. Искусственный интеллект уже поселился во многих офисных компьютерах — мы просто боимся его так называть. Уже есть программы, которые могут написать репортаж о футбольном матче по его результатам или провести исследование рынка на основе информации из интернета. Любая работа, требующая операций с большими объемами данных, перейдет к роботам (включая большую часть медицины). Даже хирургия становится все более роботизированной. Неважно, доктор вы, адвокат, архитектор, журналист или программист. От наступления роботов вас не спасет ничего.

И это наступление уже началось. Фантастические фильмы, книги и сериалы приучили нас к образу разумного человекоподобного робота. Мы ждем появления Терминатора или C-3PO, не обращая внимания на то, что разумные роботы уже существуют. Им просто незачем быть человекоподобными.

Искусственный интеллект будет непохож на человеческий, ведь искусственные летательные аппараты мало чем напоминают машущих крыльями птиц и бабочек. Роботы будут думать и выглядеть иначе, чем мы с вами.

Бакстер — новый промышленный робот, разработанный бостонской компанией Rethink Robotics. Компанию основал австралиец Родни Брукс, в прошлом преподававший роботехнику в Массачусетском технологическом институте и создавший робот-пылесос Roomba. Бакстер выглядит как пара больших красных манипуляторов, прикрепленных к бочкообразному торсу. Голова у робота рудиментарная. Больше всего она напоминает закрепленный на штативе iPad.

Именно так — огромные манипуляторы и маленький экранчик вместо лица — выглядят все современные промышленные роботы. Манипуляторы Бакстера способны к выполнению точных операций на уровне фабричных автоматов. Но в конструкции Бакстера есть три важных отличия от общей массы роботов.

Во-первых, в голове, грудной клетке и концах манипуляторов Бакстера установлены видеокамеры. Он способен ощущать присутствие людей и умеет избегать физического контакта с ними. Глаза на «лице» Бакстера не декоративные. Они смотрят на людей-рабочих и дают им понять, что Бакстер их видит. Предыдущее поколение промышленных роботов этого делать не могло, так что их приходилось физически изолировать от людей.

Типичный фабричный робот установлен в отдельной клетке или прозрачном кубе. Подходить близко к ним опасно, потому что они не знают, что вы к ним подошли. Такие роботы не могут работать на небольших фабриках, где на их изоляцию нет ни места, ни средств. В идеале рабочие должны быть способны безбоязненно поднести роботу материалы или поправить его настройки — что не так-то просто сделать, если это монстр в отдельном стеклянном кубе.

Бакстер ориентируется в окружающей обстановке. Технология обратной связи позволяет ему ощутить контакт с человеком или другим роботом, и тогда Бакстер очень вежливо уступает им место. Можно подключить Бакстера к розетке в гараже и спокойно работать рядом с ним.

Во-вторых, любой человек может обучать Бакстера. Это не настолько быстрый, сильный или точный робот, как профессиональные фабричные модели. Но он гораздо умнее. Чтобы обучить Бакстера, его просто берут за манипуляторы и показывают требуемые действия. В прошлом для управления промышленными роботами требовались тысячи строк кода, написанного и протестированного хорошо подготовленными инженерами и программистами. Поскольку в процессе работы робота перепрограммировать нельзя, обновлять код приходилось огромными и нечастыми патчами. Стандартный промышленный робот стоит порядка $100 000. Но на его программирование, тренировку и техобслуживание уйдет свыше полумиллиона долларов.

В-третьих, Бакстер дешевый робот. Он стоит $22 000. Если промышленные роботы — это мейнфреймы от мира роботехники, то Бакстер — это первый робот-PC. С точки зрения серьезных корпораций Бакстер — домашняя игрушка, неспособная к сверхточным операциям. Но, как и в случае с персональными компьютерами, пользователь может взаимодействовать с Бакстером напрямую, без помощи специалистов. Вы можете писать приложения для Бакстера самостоятельно и использовать робота, как вам хочется.

Робот достаточно дешевый, чтобы его можно было использовать для упаковки товаров в мелких интернет-магазинах, посадить разрисовывать продукцию маленькой инди-компании или поставить к домашнему 3D-принтеру. Но армия Бакстеров — это уже фабрика по производству смартфонов.

 

Поколение Нексус

Все существующие сегодня профессии можно разделить на три категории. Первая — это работа, которую могут делать люди, но с которой машины справятся лучше. Человека можно посадить за ткацкий станок. Автоматизированные станки за считанные копейки вырабатывают километры идеальной ткани. Сегодня ткани ручного производства покупают только из-за трогательности допущенных мастером дефектов. На скорости в 110 км/ч отношение к дефектам совсем иное, так что чем меньше людей вовлечены в процесс производства вашего автомобиля, тем лучше.

И тем не менее мы до сих пор не научились доверять компьютерам и роботам. Вот почему мы допускаем выполнение роботами простой физической работы, но косо смотрим на автопилот, сажающий Boeing 767 без присмотра человека. В 90-х годах прошлого века компьютерная оценка стоимости недвижимости практически упразднила профессию оценщика. Компьютеры занимаются вопросами налогообложения, рентген-диагностикой и подготовкой к судебному процессу. За все это раньше платили очень большие деньги очень умным людям. Мы уже принимаем как должное надежность роботов в производстве; скоро мы начнем принимать ее как должное в сферах умственного труда, торговли и услуг.

Вторая категория профессий — работа, которую могут выполнять только машины. К примеру, человеку нужно приложить очень большие усилия, чтобы самостоятельно изготовить крепежный винт. Автоматизированная линия из трех станков выпускает 1500-2000 винтов в час. Без помощи автоматики мы бы не сумели изготовить один-единственный микрочип. Производство интегральных микросхем — это процесс, требующий такого уровня точности действий и концентрации внимания, которым биологические организмы просто не обладают. Ни один человек или даже очень большая группа людей не в состоянии быстро пролистать все сайты мира и назвать вам цену куриных яиц в Катманду за 13 декабря 2013 года. Щелкая по кнопке поисковой системы, вы поручаете роботу задачу, на которую человечество в полном составе оказалось бы неспособно.

Заголовки новостных сайтов кричат о человеческих рабочих местах, ушедших роботам. Но гораздо важнее количество рабочих мест, на которые нельзя поставить никого кроме роботов. У человека не хватит внимания, чтобы изучить каждый квадратный миллиметр миллионов томограмм в поисках раковых клеток. Скорости человеческой реакции недостаточно, чтобы выдуть из расплавленной стекломассы точную форму бутылки 0,5 литра. Нашей памяти и вычислительных способностей не хватит для того, чтобы вспомнить каждый удар, нанесенный каждым нападающим в чемпионате России по футболу, и в реальном времени подсчитать вероятность гола с линии вратарской площадки.

Мы не отдаем роботам хорошие рабочие места. В подавляющем большинстве случаев мы отдаем им работу, которая без машин так и осталась бы невыполненной.

Есть и третья категория профессий. Это новые рабочие места, появившиеся в результате автоматизации всех сфер человеческой жизни. С помощью роботов и искусственного интеллекта мы можем делать вещи, о которых 150 лет назад люди не могли и мечтать. Можно удалить опухоль в брюшной полости через пупок, увековечить свадебную церемонию со звуком и видео, водить вездеход по поверхности Марса или распечатать  на ткани узор, присланный нам по радио. За эти новые виды деятельности нам, как правило, платят хорошие деньги. И их бы не существовало, если бы мы не изобрели машины и не продолжали их совершенствовать.

До того, как мы изобрели автомобили, кондиционеры, телевизоры и мультфильмы, никто в Риме не мечтал смотреть мультики во время деловой поездки в Афины в прохладной колеснице. Двести лет назад ни один житель Шанхая не поверил бы, что крошечное устройство для переговоров с друзьями на другом краю света появится у них раньше, чем нормальная канализация. Шутеры от первого лица привили миллионам подростков стремление стать игровыми дизайнерами. В викторианском Лондоне об этой профессии не мечтал никто.

Новые технологии открывают новые возможности как для машин, так и для людей. В 2050 году самые большие деньги будут наверняка получать представители профессий, которые еще не изобретены в 2013 году. Представить их мы себе не в состоянии, потому что сначала надо изобрести машины и технологии, которые сделают эти профессии возможными.

 

Бакстер в будущем

Единственная вещь, которую роботы точно не могут делать за людей — это решать, чем человеку хочется заняться. Наши сегодняшние желания и стремления вытекают из наших прошлых изобретений, а новые изобретения пробуждают к жизни новые желания. Когда-нибудь роботы и автоматы начнут делать за нас всю основную работу. Они будут нас кормить, одевать, заботиться о наших жилищных условиях. Тогда-то и придет время задать вопрос: «А зачем вообще нужны люди?»

Индустриальное развитие человеческой цивилизации не только увеличило среднюю продолжительность жизни. В современном мире гораздо больше людей решает стать балеринами, музыкантами, спортсменами, модельерами, инструкторами йоги и косплеерами. В будущем машины помогут всему человечеству взять на себя подобные бесполезные роли… но со временем машины тоже научатся танцевать, сочинять музыку, участвовать в спортивных состязаниях и одеваться героями любимых игр и телесериалов. Тогда придет время задать вопрос: «А что же нам делать дальше?»

Экономика постиндустриального общества будет продолжать развиваться. Хотя большую часть работы будут выполнять роботы, люди будут искать себе новые интересные занятия… которые затем превратятся в скучную однообразную деятельность для следующего поколения роботов.

Когда роботы начнут водить легковые машины и грузовики, появится новая человеческая профессия — оптимизатор дорожного движения. Когда машины возьмут на себя всю медицину, нужны будут люди, следящие за стерилизацией хирургических роботов. Когда вся ваша жизнедеятельность начнет автоматически отслеживаться, появится новое поколение профессиональных аналитиков, которое будет во всех этих данных разбираться. А наиболее востребованной окажется профессия специалиста техподдержки. Кому-то же нужно поддерживать вашу личную армию роботов в рабочем состоянии!

Настоящая революция начнется, когда у каждого из нас появится по десятку личных Бакстеров. Допустим, вы владелец небольшой органической фермы. Ваша флотилия роботов занимается борьбой с вредителями и сорняками, обработкой почвы и сбором урожая. За ними всеми наблюдает робот-надсмотрщик, сенсоры которого рассредоточены по всей территории фермы. Лично вы решаете, какой сорт негибридизированных помидоров сажать, и занимаетесь дизайном этикеток. Все остальное — дело роботов.

Сегодня все это кажется научной фантастикой. Нам трудно представить себе робота, который способен красиво упаковать новогодний подарок, на месте изготовить запчасти для сгоревшего электроприбора или распечатать вам новую кухню на 3D-принтере. Нам не верится, что наши дети будут держать в гараже роботов, занимающихся выпуском преобразователей для электрических автомобилей. А наши внуки поголовно подадутся в дизайнеры стилизованной бытовой техники и будут под заказ продавать китайским миллионерам автоматические мороженицы.

Личный робот будет доступен каждому. Но робот — это еще не гарантия успеха. Успех придет к тем людям, которые научатся организовывать, оптимизировать и настраивать процесс выполнения работы машинами. Отдельные страны все еще будут брать на себя 12 и более процентов от общего объема мирового производства — не потому, что в Китае дешевле рабочая сила, а потому, что там лучше эксперты по роботам. Между роботами и людьми установится симбиоз. Люди будут нужны для того, чтобы придумывать роботам занятия — а это уже процесс бесконечный. С каждым новым поколением роботов будет появляться минимум одна новая человеческая профессия.

Технический прогресс — это не гонка между людьми и машинами. Гонку с роботами люди выиграть не смогут. Но мы можем бок о бок бежать с роботами в светлое будущее. Ваша зарплата будет зависеть от того, как легко вы находите общий язык с машинами. 90% ваших коллег по офису будут роботами. Вам будет трудно сказать, где заканчивается ваша работа и начинается работа машин. Поначалу этот процесс вообще будет трудно назвать работой, ведь всеми скучными и нетворческими видами деятельности будут заниматься машины… но вы быстро привыкнете.

Мы должны сами отдать роботам наши рабочие места. Завтра машины будут делать то, что мы делаем сегодня — и у них это будет получаться гораздо лучше. Также они будут делать вещи, на которые мы с вами не способны, и вещи, которые мы не в состоянии вообразить. Роботы помогут нам найти новые профессии — новые занятия, которые улучшат нас как представителей человеческого рода. Лучшими людьми мы сможем стать благодаря технике.

Так что давайте уступим роботам место в офисе, магазине и на заводе — и пусть они помогут нам придумать настоящую работу, достойную человека.

Источник: Кевин Келли, Wired

Перевод: Александр Башкиров