22 февраля 2013

Насколько умна ваша собака?

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

Брайан Хэйр и его пес Тасмания. Ник Пиронио/Wired

Ваша собака гений или болван? Вероятно, и то, и другое, утверждает биолог и антрополог Брайан Хэйр ил Университета Дьюка.

Собаки удивительно хороши в распознавании жестов и слов, но очень плохо понимают законы физики, говорит Хэйр. Стоит только поводку обвиться вокруг столба и собака теряется. На днях Хэйр открыл компанию Dognition, которая будет оказывать услуги по анализу интеллекта собак.

За $60 клиенты Dognition получат доступ к набору видеоуроков. С их помощью можно протестировать способности своей собаки — память, эмпатию, ориентацию в пространстве. Часть доходов пойдет на финансирование новых исследований интеллекта животных.

Еще до запуска Dognition Брайан Хэйр и его жена написали книгу The Genius of Dogs: How Dogs Are Smarter Than You Think. В ней утверждается, что в плане социальных навыков собаки превосходят даже наших ближайших родственников шимпанзе.

Журнал Wired посетил лабораторию Брайана и задал ему несколько вопросов.

Wired: Так что особенного в интеллекте собак?

Хэйр: То, как они учатся. Человеческие дети заучивают слова и осваивают жесты иначе, чем все остальные биологические виды. Собаки — единственное исключение. В этом они похожи на нас.

Wired: А в каких областях собаки глупы?

Хэйр: Им плохо даются законы физики. До них не доходит, что, если на шее поводок, то не надо крутиться вокруг столбов и деревьев.

Wired: Многие собаководы считают себя экспертами по интеллекту собак. Есть ли что-то такое, в чем их убеждения противоречат данным науки?

Хэйр: Тезис об иерархии и альфа-самце. Это справедливо для волков. А у диких собак альфа-самец необязательно самый сильный физически. Он самый сильный психически.

Wired: А что насчет вины? Все считают, что собака чувствует себя виноватой, когда делает что-то плохое.

Хэйр: Исследования показывают, что собаки, скорее всего, реагируют на наш возмущенный вид. Свой поступок они быстро забывают.

Wired: Насколько велики различия в интеллекте между разными породами собак?

Хэйр: С точки зрения генетики разница крошечная. Но вообще науке об этом известно мало. Чтобы протестировать всего одну черту характера, мне нужно 100 собак. А чтобы изучить все 200 пород, нужно 20 000 собак. Мне пришлось бы потратить на это всю оставшуюся жизнь. Благодаря Dognition мы можем протестировать такое количество собак за пару дней.

Wired: В своей книге вы пишете, что волки сами себя одомашнили и дали начало первым собакам. Можете пояснить?

Хэйр: 50 000 лет назад люди перешли от охоты и собирательства к земледелию. Они жили на одних и тех же местах десятилетиями, выбрасывали мусор, а живущие рядом волки его ели. Земледельцы создали новую экологическую нишу для волков, которые были достаточно наглыми и неагрессивными, чтобы ею воспользоваться.

Из эксперимента Беляева (1, 2) мы знаем, что если вести селекцию против агрессии, то мимоходом возникают и другие изменения. Домашние лисы Беляевы начинали лучше понимать людей, у них уменьшались зубы, обвисали уши, шкуры покрывались пятнами. То же самое случилось с протособаками. Древние люди замечали, что эти волки дружелюбнее и не трогали их.

Wired: А как все-таки произошло приручение?

Хэйр: Мы можем только гадать. И искать аналогии. В некоторых местах планеты еще остаются племена, живущие охотой. Заполучив собак, они используют их для выслеживания дичи в лесу или поиска тела уже убитого животного.

Даже в саванне, на открытой местности, собаки очень полезны. Древние племена нападали друг на друга вечером или на рассвете. Собаки могли предупредить о нападении лаем.

Кроме того, собаки могли служить своего рода консервами: в голодные времена под рукой всегда был запас мяса.

Wired: Почему вы думаете, что изучение собак поможет лучше понять нашу собственную эволюцию?

Хэйр: У нас есть окаменелые останки древних людей, но мы не знаем, как они себя вели. А собаки эволюционировали вместе с нами. Если селекция против агрессии смогла создать таких дружелюбных существ, то же самое можно сделать с людьми.

Источник: Wired