9 июня 2012

Почему мы не верим в науку

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

На прошлой неделе Gallup опубликовал итоги последнего опроса американцев об их отношении к теории эволюции. Цифры шокирующие: 46% населения США верит, что бог создал людей в нашем нынешнем виде в течение последних 10 тыс. лет. Еще 32% убеждено, что люди развивались миллионы лет, но под надзором бога. И только 15% считает, что человечество эволюционировало само, без вмешательства божественной воли.

Самое интересное в этой статистике — ее стабильность. В 1982 году, когда Gallup впервые провел подобный опрос, в первой группе было 44%, во второй 38%, в третьей 9%. Легко заметить, что сторонников теории эволюции за тридцать лет прибавилось лишь на 6%. Какая ирония: взгляды на эволюцию не очень-то эволюционируют.

Почему некоторые научные идеи вызывают такое сопротивление? Что заставляет людей сопротивляться им, несмотря на обширные доказательства?

Объяснение этому феномену дает новое исследование Эндрю Штульмана и Джошуа Варкарцела. Наш ум, пишут ученые, не так уж легко принимает новое знание. Еще до рождения мы начинаем накапливать интуитивную, эмпирическую информацию о мире. Эти знания зачастую наивны и не соответствуют реальности: что тепло — это субстанция, что солнце вращается вокруг Земли. Образование не должно сводиться только к усвоению нового. Нужно еще уметь избавляться от старого, от того, что ошибочно подсказывают инстинкты.

Каким образом Штульман и Варкацел пришли к этим выводам? Они взяли 150 студентов и попросили прочитать несколько сотен научных утверждений. Затем студентов спрашивали, какие из них верные, а какие нет. Некоторые утверждения подтверждались и фактами, и интуицией («Луна вращается вокруг Земли»), некоторые противоречили интуиции («Земля вращается вокруг Солнца»).

Эксперимент показал, что на контринтуитивные факты студенты реагировали медленнее, независимо от области науки. Даже зная правильный ответ, им требовалось время, чтобы преодолеть сопротивление интуиции. Мы не избавляемся от ошибочного интуитивного знания насовсем, мы лишь учимся его игнорировать.

Почему же все-таки находятся люди, которые верят в науку? В 2003 году психолог Кевин Данбар из Университета Мэриленда проводил эксперимент на студентах. Он показывал несколько коротких роликов с падающими шариками разного размера. В первом видео шарики падали с одинаковой скоростью. Во втором один из шариков падал быстрее. Исследование Данбара воспроизводило знаменитый (и, вероятно, апокрифический) опыт Галилея, когда тот сбрасывал ядра разного размера с Пизанской башни. Ядра падали одновременно, вопреки Аристотелю, утверждавшему, что более тяжелые объекты падают быстрее.

Данбар спросил испытуемых, какой из роликов соответствует реальности. Студенты без образования в области физики заявили, что во втором ролике все правильно, а в первом нет. Падение двух шариков разных размеров с одинаковой скоростью казалось им неинтуитивным. Когда Данбар проверил своих подопечных с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии, он заметил, что у студентов, плохо знакомых с физикой, при просмотре правильного видео возникала активность в передней поясной коре. Эта зона мозга обрабатывает ошибки и противоречия и, как шутят нейробиологи, является частью «Oh shit!»-контура. Активность в передней поясной коре свидетельствовала о том, что студенты сомневались, даже зная правильный ответ.

В ходе эксперимента со студентами-физиками (которые, конечно, ответили верно) томография показала активность в другой зоне мозга — дорсолатеральной префронтальной коре. Она находится в лобной части и в молодом организме развивается одной из последних. Дорсолатеральная префронтальная кора подавляет ненужные образы. Именно она помогает сосредоточиться на работе, когда у телевизора лежит новая видеоигра, а в холодильнике дожидается мороженое. У студентов-физиков дорсолатеральная префронтальная кора включалась, чтобы прорвать оборону интуиции.

Было бы очень удобно, если бы законы физики совпадали бы с нашими интуитивными знаниями или если бы теория эволюции была неправа. К сожалению, реальность — не зеркало, а наука изобилует неудобными фактами. Вот почему усвоение правильной версии требует усилий.

А усилия требуют времени. Понадобились сотни лет, чтобы идеи Коперника стали мейнстримом. Идеям Дарвина, похоже, уготована та же участь.

Смотрите также:
Когда доверять интуиции
Как именно мы учимся на ошибках

 

Источник: New Yorker/Frontal Cortex