1 сентября 2012

Почему мы ностальгируем по старым играм (и не только играм)

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

Помните Одиссея, героя одноименной поэмы Гомера? Испытания Одиссея служат хорошим примером того, откуда взялось понятие ностальгии и как оно понималось изначально. «Ностальгия» происходит от греческих слов nostos («возвращающийся») и algos («страдание»). Тяжелое десятилетнее путешествие Одиссея — это история ностальгии по дому и любимой жене.

Само слово «ностальгия» придумали в XVII веке швейцарские врачи. Так называли тоску по родине, которую испытывали швейцарские наемники, служившие иностранным королям. Швейцарцы правильно определил характер этого чувства, но не знали о его причинах. Источником ностальгии считали маленьких демонов внутри головы, изменение атмосферного давления и даже звон колокольчиков на шее коров.

Сегодня мы понимаем природу ностальгии намного лучше. Психологи определяют ее как сентиментальную жажду по прошлому, когда «все было лучше». Игры существуют уже достаточно долго, чтобы появились люди, сдувающие пыль с картриджей и закрывающие подушкой винтажный 28,8-килобитный модем, чтобы близкие не услышали его писк во время сетевой игры в Doom. Сегодня на каждую полностью новую игру выходит по две игры из уже существующих франчайзов.

Почему мы испытываем такую сильную ностальгию по играм, фильмам и другим вещам из детства? Действительно ли они были так хороши, как мы считаем теперь?

Для начала нужно определиться с природой эмоции. Ностальгия часто воспринимается как грустная радость по поводу того, что безвозвратно ушло в прошлое. Возникает вопрос: насколько полезна ностальгия для душевного состояния? Филипп Кордаро из Университета Кельна считает, что полезна: ностальгия все же приносит больше радости, чем грусти.

Более того, ностальгия помогает бороться с отрицательными эмоциями. Человек в плохом настроении более расположен к чувству ностальгии. Как только он начинает ностальгировать, настроение сразу идет вверх. Исследования показывают, что склонные к ностальгии люди отличаются более высокой самооценкой, легче доверяют другим и меньше страдают от депрессии.

Конкретная вещь или место, как правило, не являются объектом ностальгии. Звучание музыки из «Марио» или появление стилизованной восьмибитной графики служит всего лишь триггером. Мы ностальгируем не по игре, а по былым временам. Мы вспоминаем себя, своих друзей и близких. Ностальгия укрепляет чувство социальной связанности. А если связанность нарушена, то возникает желание реанимировать разорванные контакты.

Главную роль в ностальгических воспоминаниях всегда играем мы сами, а наши друзья и близкие — актеры второго плана.

Впрочем, ностальгия — это не только социальные связи. Это еще и способ синхронизации своего текущего и прошлого образа. У человека есть свой период импринтинга. Это время, когда формируются вкусы в отношении музыки, фильмов, игр, одежды, дизайна, автомобилей и многого другого. Это происходит примерно в 20-летнем возрасте. У кого-то чуть раньше, у кого-то чуть позже.

Воспоминания о периоде импринтинга возникают, когда нам нужен заряд хорошего настроения или повод для гордости. Если вы играли в Ultima Online или EverQuest, это значит, вы стояли у истоков жанра MMOG. Если вы сейчас ужасно играете в мультиплеер Battlefield 3 (эта чертова малышня носится с такой скоростью!), то как не вспомнить те времена, когда вы возились с модом Desert Combat для Battlefield 1942? Нам нравится видеть себя и свои достижения в контексте мировой истории.

Насколько точны эти воспоминания? О точности говорить не приходится: мы склонны дурачить сами себя. Вручную вбивать IP для сетевой игры в Quake было утомительно. Но кто сейчас помнит об этом? Хорошее забывается намного медленнее, чем плохое. Это когнитивное искажение называется эффектом затухания. Оно нарушает точность воспоминаний, в конечном счете полезно: реальность всегда кажется нам скучнее, чем скорректированное в лучшую сторону прошлое.

Если нужно что-то продать, ностальгия представляет собой удобный инструмент манипуляции. Достаточно использовать упаковку или музыку, которые к периоду нашего импринтинга, и мы уже на крючке.

Потребность в социализации тоже помогает продавать. Чувствуя одиночество, мы склонны покупать винтажные вещи. Это укрепляет чувство социальной связанности.

Какие чувства будут вызывать современные игры? В 80-е и 90-е в игры играли сообща на диване, а обсуждали в школе или во дворе. Сейчас игры гораздо более социальны. В них есть сетевые режиме, онлайн-топы, интеграция с социальными сетями и user-generated content. Они будут вызывать у нынешнего молодого поколения гораздо большую ностальгию, чем у тех, чей период импринтинга пришелся на 80-90-е годы.

Источник: Edge