16 января 2013

Почему в международной политике смысла намного меньше, чем кажется

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

В экономике долго была традиция объяснять любые действия людей рациональными побуждениями. Со временем пришло понимание, что люди не настолько механистичны, как представлялось Адаму Смиту.

В обсуждении международной политики такого понимания нет до сих пор. И приверженцы безумных теорий заговора, и серьезные эксперты всегда исходят из того, что поведение государств рационально. Это заблуждение. Действия государств еще менее рациональны, чем действия отдельных людей.

Ответ на этот вопрос поймет любой, кто работал в больших организациях. Это та самая история, когда по отдельности все прекрасные люди, а в сумме — бардак и идиотизм.

Почти все страны управляются коллективно. Верховная власть состоит из десятков и сотен людей. И каждый преследует интересы своего селектората. В сумме они образуют большую толпу.

Толпа обладает коллективным интеллектом. Она подчиняет себе личность, но ее интеллектуальный уровень всегда ниже, чем у любого отдельно взятого члена толпы. Толпа импульсивна и нетерпелива. Ее рассуждения категоричны и основаны и примитивных ассоциациях. Имея дело с толпой, бесполезно взывать к разуму и логике. Толпа понимает только эмоции и яркие образы.

За примерами далеко ходить не надо. Посмотрите на ситуацию вокруг Сирии. США помогают сирийским повстанцам в ущерб собственным интересам. Башар Асад, может быть, не самый приятный товарищ. Но его противники еще хуже. Во главе повстанцев стоят исламисты, искренне ненавидящие Америку и все, что с ней связано. Многие люди в армии, спецслужбах, правительстве США наверняка понимают, что помощь исламистам до добра не доведет. Но противостоять коллективному бессознательному не могут.

Почему американское коллективное бессознательное считает Асада плохим? США сами когда-то были повстанцами. Это бывшая колония, освободившаяся от власти метрополии. Каждого американца учат в школе, что революция и война за независимость были славнейшими событиями и положили начало великой стране. В их сознании авторитарная власть по умолчанию считается плохой, а повстанцы хорошими. В Сирии ситуация сложнее. Диктатор плохой, а повстанцы еще хуже. Но коллективному бессознательному такие тонкие материи недоступны. Она мыслит простыми образами.