1 ноября 2012

Рецепт идеального руководителя: Сципион, Врангель, Маннергейм

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

Сципион, Врангель, Маннергейм

Личность руководителя важна при любой форме правления и в любом обществе. Даже в Англии и США, где автономность от государства укоренена на уровне инстинкта. Есть ли в истории примеры руководителей, идеальных почти во всех отношениях? Физически крепких, волевых, одаренных интеллектуально, с безупречными моральными качествами и внушительным перечнем достижений? Мне удалось вспомнить всего три примера, которые отвечали бы всем перечисленным критериям: Сципиона Африканского, Петра Врангеля и Карла Густава Маннергейма.

 

Сципион Африканский (235 до н. э. — 183 до н. э)

Самый выдающийся полководец Древнего мира и один из самых выдающихся римлян. Его карьера началась в самый тяжелый период республиканского Рима — после битвы при Каннах. Из 87 тыс. римлян уйти удалось всего четырем тысячам, в том числе Сципиону. Он быстро зарекомендовал себя умелым военачальником, и уже через несколько лет, в возрасте 24 лет стал проконсулом и получил в управление целую армию. Под его началом римляне выдавили карфагенян из Испании.

После завершения испанской кампании Сципион едва не оказался в опале (в сенате многие ему завидовали и опасались его популярности в армии). Но других кандидатов для продолжения войны с Карфагеном не было, и Сципиона утвердили снова. К новому походу он готовился на Сицилии в условиях жесточайшего дефицита ресурсов. Сенат выделил минимум средств по принципу «выкручивайся как хочешь, а не справишься — спросим по всей строгости». И он выкрутился: разбил Ганнибала и закончил Вторую Пуническую войну.

В дальнейшем Сципион вновь проявил себя в войне с Сирией… и вновь был атакован политическими противниками. Его незаслуженно обвинили в присвоении контрибуции, начали уголовное преследование, и только возмущение общественного мнения спасло Сципиона от расправы. После этого он отошел от участия в делах государства.

 

Петр Врангель (1878—1928)

Первой Мировую войну Врангель встретил в чине ротмистра (командир эскадрона). К 1918 году он уже генерал-лейтенант и один из командующих в белой армии Деникина. Врангель воевал лучше всех и так выделялся на фоне других командиров и самого Деникина, что вызвал к себе неприязнь. Стараниями своего окружения Деникин сначала назначил Врангеля в другую армию, потом перевел на тыловую работу, а затем и вовсе потребовал выехать из страны. Врангель отправился в Константинополь.

Тем временем у Деникина дела шли все хуже. Неумелая политика, нерешенный земельный вопрос, провалы в кадровой работе и на дипломатическом фронте в конце концов привели к тому, что Добровольческая армия потеряла все завоеванные территории и была разбита. Ее остатки без техники и практически без экипировки бежали в Крым, который сумел удержать генерал Слащёв (тоже, кстати, интересный персонаж). Деникин заявил, что скорее застрелится, чем покинет Новороссийск, но обещания не сдержал и с остатками армии ушел в Крым.

К началу 1920 года Крым остался последним крупным очагом сопротивления Белого движения. Юденич был разбит, Колчак расстрелян, Каппель умер. Деникин снял с себя полномочия главнокомандующего и попросил генералов Добровольческой армии выбрать замену. Генералы сошлись на кандидатуре Врангеля. За него проголосовали даже те, кто против него предположительно интриговал в штабе Деникина.

Врангель считал дело проигранным, но с тяжелым сердцем принял командование. В лучшем случае он рассчитывал удержать Крым еще несколько месяцев и организовать эвакуацию. Но в действительно ему удалось гораздо больше, чем он сам рассчитывал.

Быстрыми и энергичными мерами Врангель восстановил армию, начал налаживать экономику, развил бурную дипломатическую работу. Ему удалось отбросить красных, захватить Северную Таврию и удерживать ее несколько месяцев. Армия и населения воспряли духом. Действия Врангеля внушили надежду, что можно еще отвоевать страну у большевиков.

Но осенью 1920-го все посыпалось. Советы заключили мир с Польшей и Ленин бросил клич «Все на Врангеля!». Помощи от союзников не было, валютные, людские и материальные резервы были исчерпаны, а перевес в силах был слишком велик (вся Россия против одного маленького Крыма). Англия к тому времени давно уже заигрывала с большевиками и враждебно относилась к белым, США помогали в основном на словах, а помощь Франции была минимальной. Плюс ударили небывалые для Крыма двадцатиградусные (в октябре!) морозы. В начале ноября красные прорвали оборону и ворвались в Крым.

Врангель начал эвакуацию. На 126 кораблях Крым покинуло 145 тыс. человек. Несмотря на поражение, эвакуация прошла гладко, а Врангелю с бортов кораблей кричали «ура».

С эвакуацией в Турцию история Русской Армии не закончилась. Сойдя на берег, войска расположились тремя лагерями и сохраняли боеспособность еще несколько лет. Началось Галлиполийское сидение. Авторитет Врангеля и его командиров был столь высок, что на чужой земле, без средств к существованию армия не разложилась, а сохранила себя как боевая единица: проходили занятия, парады, нарушителей сажали на гаупвахту.

 

Карл Густав Маннергейм (1867—1951)

Уроженец Финляндии Маннергейм сделал образцовую карьеру. Революцию 1917 года он встретил в статусе самого высокопоставленного и авторитетного финна в Российский императорской армии. Несмотря на финское происхождение, Маннергейм трепетно относился к идее империи. Показательно то, что именно его Генштаб отправил с экспедицией в Азию для изучения возможности завоевания Западного Китая.

После взятия власти большевиками Маннергейм возвращается в Финляндию и возглавляет борьбу за независимость. По аналогии с другими республиками (Прибалтикой, Украиной и др.) советское правительство предоставило независимость только формально. На деле же в стране оставалась 41 тыс. русских солдат. Маннергейм силами финского ополчения (его костяк составили 3500 человек, обученные в Германии) разбивает русские войска, а затем и финских красногвардейцев. Россия на двадцать лет оставляет Финляндию в покое.

В 1939 году СССР попытался взять реванш. Формально финны под руководством Маннергейма проиграли, но Советский Союз понес такие потери, что отказался от завоевания страны. Финляндию спасли самоотверженность армии и руководство Маннергейма. Роль «линии Маннергейма» сильно преувеличена. Вот как отзывался о ней сам герой статьи: «Русские еще во время войны пустили в ход миф о «Линии Маннергейма». Утверждали, что наша оборона на Карельском перешейке опиралась на необыкновенно прочный и выстроенный по последнему слову техники оборонительный вал, который можно сравнить с линиями Мажино и Зигфрида и который никакая армия никогда не прорывала. Прорыв русских явился «подвигом, равного которому не было в истории всех войн»… Все это чушь; в действительности положение вещей выглядит совершенно иначе…. Оборонительная линия, конечно, была, но ее образовывали только редкие долговременные пулеметные гнезда да два десятка выстроенных по моему предложению новых дотов, между которыми были проложены траншеи. Да, оборонительная линия существовала, но у нее отсутствовала глубина. Эту позицию народ и назвал «Линией Маннергейма». Ее прочность явилась результатом стойкости и мужества наших солдат, а никак не результатом крепости сооружений».

В 1941 году Финляндия вновь вступила в войну. Обстоятельства вынудили ее выступить на стороне Германии. Финны вышли на довоенную границу, но, вопреки требованиям немцев, дальше двигаться не стали. Маннергейм, побывавший и президентом, и министром обороны, и начальником генштаба, умело лавировал между немцами и русскими. В первую очередь благодаря ему Финляндия по итогам войны сохранила самостоятельность и осталась вне советского блока.

 

Что общего?

На примере Сципиона, Врангеля и Маннергейма интересно проанализировать, какими качествами должны обладать люди, способные стать идеальными лидерами:

1. Отменные физические данные. Суворов говорил, что три главных достоинства вождя — это мужество, ум, здоровье (телесное и душевное). Все трое обладали отличными физическими данными, а Маннергейм и Врангель были еще и очень высокими. Маннергейм за свою жизнь пережил 14 переломов, самое тяжелое (лошадь раздробила коленную чашечку) — в 1898 году. Однако оправился и в 1906-1908 гг. принял участие в тяжелой экспедиции через Азию. Даже казаки из числа сопровождающих пережили ее с трудом.

2. Профессия военного. Армия закаляет характер и является государством в государстве. Во время тяжелых кризисов большинство государственных и общественных институтов распадается. Военным легче организоваться и пережить трудности. Антон Деникин писал в своих мемуарах о причинах успеха большевиков: «Интеллигент презирал спорт так же, как и труд, и не мог защитить себя от физического оскорбления. Ненавидя войну и казарму, как школу войны, он стремился обойти или сократить единственную для себя возможность приобрести физическую квалификацию — на военной службе. Лишь офицерство получило иную школу, и потому лишь оно одно оказалось способным вооруженной рукой защищать свой национальный идеал в эпоху гражданской войны».

3. Железная воля. Врангель не терял присутствия духа даже в самых тяжелых ситуациях. Когда навстречу шли целые поезда с одними лишь трупами, когда у белых остался один только Крым, когда не осталось и Крыма.

Маннергейм успешно воевал против страны с населением в 55 раз больше, чем у Финляндии.

Самообладанием Сципиона восхищались: «Секрет его власти над мыслями толпы, особенно в моменты кризисов, необычной в таком молодом человеке, заключался в его глубокой уверенности в себе, которая излучала силу, для которой истории о его божественной вдохновленности были только вспомогательным средством. Понятие уверенности в себе или самоуверенности часто употребляется в пренебрежительном смысле, но у Сципиона уверенность в себе не только оправдывалась результатами, но и отличалась по сути, представляя собой духовное возвышение, выраженное Авлом Геллием как «conscientia sui subnixus» — «подъем с опорой на осознание себя» (фрагмент из книги Бэзила Лиддела Харта).

4. Моральные принципы. Сципион и Маннергейм обладали таким авторитетом, что могли бы пользоваться неограниченной властью. Но раз за разом отказывались от нее. Сципион верил в идеалы республиканского Рима, Маннергейм — в демократию.

Врангеля приводили в бешенство нерешительный характер и кадровые решения Деникина. У него были возможности устроить переворот и самому стать главнокомандующим. Но он продолжал соблюдать субординацию, потому что верил, что отдельный человек не может быть выше системы.

5. Практический интеллект. Все трое отличались практичным, трезвым мышлением — но без цинизма. Врангель, судя по его донесениям Деникику, предвидел развитие событий в 1919-1920 году.

Маннергейм в 1920-1930-е годы потратил много сил, чтобы убедить правительство начать подготовку к войне с Советами. Его слушали плохо, и страна оказалась неготовой.

Сципион во время испанской кампании положил глаз на одну девушку из покоренного племени. Солдаты по собственной инициативе привели ее. Но Сципион отправил девушку законному жениху. Впечатленный великодушием римлялина, жених присоединился к Сципиону со своим отрядом.

6. Отсутствие полноты власти и дефицит ресурсов. В отличие от Ганнибала Сципион не обладал таким кредитом доверия от правительства. В отличие Александра Македонского и Наполеона Бонапарта не обладал всей полнотой власти. В отличие от Цезаря и Бонапарта не пытался ее узурпировать, хотя имел возможность. И, несмотря на это, не знал поражений.

Маннергейм большую часть времени воевал с Россией, не обладая всей полнотой власти, в условиях дефицита ресурсов, а поначалу (в 1918-м) и вовсе без армии, с одним лишь ополчением.

Врангель, располагая ресурсами одного только Крыма, сопротивлялся и даже контратаковал красных более полугода.

 

Домашнее чтение:
Бэзил Лиддел Харт. Сципион Африканский
Петр Врангель. Воспоминания
Карл Густав Маннергейм. Мемуары