13 июня 2012

Умные люди более предвзяты

Эрнест Халамайзер

+1Комментировать

Два года назад я удивлялся словам Леонида Радзиховского (одного из лучших политкомментаторов), что протестам против Путина и их лидерам взяться неоткуда. Теперь я удивляюсь Станиславу Белковскому, который как заведенный повторяет, что Россия должна отделить Кавказ и стать «нормальной европейской страной» (что означает однополые браки и беззубую внешнюю политику). Два самых адекватных российских политолога пытаются подогнать реальность под собственные фантазии.

Простая арифметическая задачки: бита и мяч в сумме стоят 1 доллар 10 центов. Бита на доллар дороже мяча. Сколько стоит мяч?

Абсолютное большинство людей отвечает быстро и уверенно: десять центов. Ответ очевидный и неправильный. Правильный ответ: бита стоит $1,05, мяч — пять центов.

Вот уже более полувека Даниэль Канеман, Нобелевский лауреат и профессор психологии в Принстоне, задает такие вопросы и анализирует ответы. Его обезоруживающе простые эксперименты глубоко изменили наши представления о мышлении. Философы, экономисты и социологи веками настаивали, что люди предельно рациональны. Канеман, а впоследствии и его научный соратник Амос Тверски, доказали, что мы куда менее рациональны, чем сами о себе думаем.

В ситуации неопределенности люди не утруждают себя тщательным анализом или поиском релевантной статистики. Мы полагаемся на ментальные шоткаты, которые часто ведут к ошибкам. Шоткаты не ускоряют расчеты. Они позволяют избежать расчетов. В задаче про биту и мяч мы моментально забываем уроки математики из начальной школы и идем по пути наименьшего сопротивления.

Сегодня Канеман считается одним из самых влиятельных психологов XX века. Но так было не всегда. Многие годы его работы игнорировались. Один видный американский философ прокомментировал исследования Канемана так: «Меня не интересует психология глупости».

Философ понял все с точностью наоборот. Согласно исследованию Ричарда Веста (Университет Джеймса Мэдисона) и Кита Становича (Университет Торонто), умные люди более уязвимы к мыслительным ошибкам.

Вначале Вест и Станович дали 482 студентам вопросники с классическими задачами  на преодоление предвзятости. Например: «На поверхности озера есть участок с водными лилиями. Каждый день участок удваивается. За 48 дней лилии могут покрыть все озеро. Сколько нужно времени, чтобы покрыть половину озера?»

Первая реакция — разделить 48 на 2. Что дает 24 дня. Ответ предсказуемый и ошибочный. Правильный ответ — 47 дней.

Другая задача измеряла уязвимость к эффекту привязки, открытому Канеманом и Тверски в 1970-х. Участников эксперимента спрашивали, правда ли, что самая высокая в мире секвойя выше X футов (при этом значение X ученые называли разное — от 85 до 1000 футов). Затем задавался вопрос, какова высота самой высокой секвойи. Студенты, слышавшие цифру 85, предполагали, что самая большая секвойя не выше 180 футов. Те, кому называли цифру 1000 футов, оценивали высоту самой большой секвойи примерно в 1500 футов.

Вест и Станович не собирались реконструировать эксперименты Канемана и Тверски. Их цель была узнать как предубеждения коррелируют с интеллектом. Поэтому они сопоставили свои результаты с несколькими интеллектуальными тестами, включая S.A.T. и Need for Cognition Scale.

Сравнение дало удручающую картину. Самоанализ оказался бесполезен: люди совершали одни и те же ошибки, даже зная о своей предвзятости. Канемана это не удивило бы. В книге Thinking, Fast and Slow он признает, что даже после десятилетий исследований его собственная интеллектуальную производительность лучше не стала: «Моя интуиция так же уязвима перед чрезмерной самоуверенностью, крайними выводами и ошибками в планировании, как была до того, как я начал изучать этот вопрос».

Вероятно, самое опасное предубеждение — так называемое слепое пятно предвзятости, склонность считать других людей более подверженными предвзятости. Эта метапредвзятость коренится в нашей способности регулярно находить ошибки в действиях других, но не замечать собственных промахов. Мы безжалостны к остальным и при этом снисходительны к самим себе.

А теперь самое неприятное: похоже, что ум усиливает предвзятость. Вест и Станович выявили очевидную корреляцию между высоким интеллектом (по критериям S.A.T.) и склонностью к предвзятости. Образование не помогает: в экспериментах Канемана и Тверски про биту и мяч более половины участников были студентами Гарварда, Принстона и Массачусетского технологического института.

Почему ум мешает объективности? Наша провокационная гипотеза заключается в том, что мы по-разному оцениваем себя и окружающих. Мы не всегда можем понять мотивы и убеждения других людей. Собственные же мотивы и убеждения всегда с собой. Они-то и ведут на ошибочный путь.

Интроспективное мышление (которое ведет к предвзятости, а предвзятость — к иррациональности) в основном бессознательный процесс. Оно недоступно для самоанализа и интеллекта. И чем больше мы пытаемся узнать себя, тем меньше понимаем.

 

Смотрите также:
Чтобы решения были более взвешенными, думайте на иностранном языке
Правда ли, что красивые люди умнее
Почему люди верят в теории заговора

Источник: New Yorker/Frontal Cortex